Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Из за чего могут забрать ребенка у матери органы опеки

Органы опеки забирают детей из благополучных семей за шлепок по попе. В это время в семьях неблагополучных, до которых опеке нет дела, детей просто убивают. Российские законы не позволяют опубликовать главный документ этого дела. Это государственный ребенок, добиться от органов опеки разрешения на публикацию фото без заретушированных глаз невозможно. Так что поверьте на слово: вот снимки этой девочки из дома, откуда ее забрали в приют, — глаза полны витальности, пульсаций, искр.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

К нам пришла опека, что делать? Инструкция для родителей и опекунов.

Органы опеки забирают детей из благополучных семей за шлепок по попе. В это время в семьях неблагополучных, до которых опеке нет дела, детей просто убивают. Российские законы не позволяют опубликовать главный документ этого дела. Это государственный ребенок, добиться от органов опеки разрешения на публикацию фото без заретушированных глаз невозможно. Так что поверьте на слово: вот снимки этой девочки из дома, откуда ее забрали в приют, — глаза полны витальности, пульсаций, искр.

А вот спустя четыре месяца она идет в школу — совершенно детдомовский ребенок: во взгляде — вся мировая скорбь, бессмысленная улыбка, волосы, небрежно собранные в подобие прически…. Судья О. Чижикова Козульского райсуда Красноярский край поддержала зампрокурора Е.

Протасова и отказала Федору Каныгину: он требовал вернуть в семью семерых малолетних детей, находившихся у него под опекой. В конце апреля всех их — тогда без суда, лишь по воле чиновников — изъяли и увезли по трем разным приютам в трех районах края. Причина — один шлепок по попе Василисе, самой младшей имя ребенка изменено.

На суд пришли учителя, детсадовские и клубные работники, соседи. Пришли уже выросшие под опекой Каныгина и его жены Веры Анциферовой дети они начали забирать сирот из детдомов с года, отнятую сейчас малышню собирали в семью с го.

И все свидетельствовали в пользу Федора и Веры: их дети — добрые и дружные, воспитанные, аккуратные, нужды ни в чем не знали, в школе некоторые педагоги даже не представляли, что они приемные в уже изготовленном решении суда эти отзывы зафиксированы. В конце концов, в пользу Каныгина выступила и специалист райопеки Л. Она же ранее рассказала полиции: семья посещалась дважды в год, ни нарушений, ни жалоб, для детей созданы комфортные условия.

Опрошены все — сами дети, соседи, сослуживцы Федора, врачи поликлиники и т. Жестокого обращения в семье не выявлено. Синдром избиваемых детей не установлен. Дети о родителях отзываются положительно. В возбуждении уголовного дела против Федора да, за шлепок по попе отказано за отсутствием состава. Это писал педагог-психолог одного из приютов, куда определили детей Федора и Веры. Мнение детей не учтено; они разделены и помещены в разные приюты, что запрещено законом, и т. Все озвученные претензии к семье не выдержали проверки.

Да, Василиса не так часто посещала группу дошкольного обучения, но это решение принято в ее интересах после консультаций со специалистами: она не могла долго адаптироваться, у нее была привязанность к кровной матери, поэтому психологи рекомендовали приемным родителям дольше с ней находиться.

Обвинили также в неоказании помощи брату Василисы — у него ночной энурез вероятно, одно из профильных заболеваний сирот, детдомовцев. Однако это легко опровергается медкартой ребенка. Не возникло и для того ребенка, которого шлепнули, а уж тем более для остальных детей. Отсутствие вреда здоровью подтверждает заключение эксперта. Полиция поднимается на четвертый этаж и задерживает летнего отца убитого ребенка, в тот момент у него измененное состояние сознания.

В одном случае власть занимается тем, что ей противопоказано, выстраивая предположения, в другом — не делает то, что должна, игнорируя железные факты. Отец ранее судим за особо тяжкие преступления. До отца и матери, судя по серийности судов, разбиравшихся, как они губят сына, не доходит, что они — отец и мать, все попытки объяснить, что из-за их образа жизни их дети находятся в смертельной опасности, безрезультатны. И нет никаких надежд, что избыточное рвение опеки в деле Каныгина, сломившее судьбы девятерых, получит столь же справедливую оценку.

Это не эксцессы, это обычный режим работы системы. Всей, повсюду. В соседнем субъекте, отколовшейся от Красноярского края Хакасии, опека пыталась разрушить семью Любови Лицегевич, изъяв приемных детей из-за непозволительной, с точки зрения власти, длины волос у четырехлетнего мальчика см. Тоже разом и тоже семерых — как в истории Каныгина.

Эти дети еще не умели говорить, требовалось разглядеть их и спасти. И — кинули. Уж простите, продолжу о жизни на дне и под ним — для полной ясности. Заметьте, далее все истории из одного лишь субъекта Федерации, и только за последнее время. Незадолго до изъятия детей из приемной семьи Каныгина дошло до суда дело летнего жителя Дивногорска города-спутника Красноярска , убившего по пьяни трехмесячного сына. Это краевая прокуратура о полуторамесячном ребенке, утомившем своим плачем летнего норильчанина.

В реальности он не являлся ни биологическим, ни приемным отцом. Мать передала девочку и исчезла. Няня, нанятая покупателем, сдала его полиции. У нее от нового мужа два сына — пять лет и один год, но муж ее бросил. Остается добавить, что семья на учете не состояла. И она боялась, что у нее отберут и четвертого, девятимесячного. Поэтому не обращалась к врачам, и ребенка с переломом плеча и обширным термическим ожогом лечила сама, пока он не умер от заражения крови.

После смерти двоих детей Дмитрия от греха подальше забрали в детдом, но родительских прав лишили только мать, и отец, освободившись как раз из колонии, вскоре забрал Диму.

А там по-стахановски появился четвертый ребенок и второй из выживших , а главу семьи опять отправили в колонию за грабеж. Совсем недетская. И еще два точных слова: элои и морлоки.

У первых интеллект скатится к детскому уровню, и время они будут проводить в примитивных играх. Так у фантаста Уэллса, но реальность, как водится, подражает литературе: весь мир выстраивается и прогибается под детей и подростков — кино, музыка, политика, технологии. Здесь детоцентризм и связанный с ним страшноватый дух вечного праздника, каникул, перемежаемый периодическими истериками — вроде вот этой, козульской.

Так российские элои равняются на Запад, его прогрессивные установки, понимая и перенимая только внешнюю сторону его образа жизни. Но здесь, в нашем чугуне, это — образ смерти.

Это пустышка из жести. Это пародия на Запад. Шлепать, значит, нельзя. А ломать судьбы — вполне. Где купола на спине, подсечно-огневая и пойменно-черноземная жизнь, винно-водочный русский мир, первобытные заботы.

И — без особых затей самоликвидаторство. Работники опеки пошли по пути наименьшего сопротивления: можно работать с приемным отцом, помогая ему развить родительские компетенции, а они попросту отобрали детей. Травматизация детей в результате таких действий может привести к серьезным психологическим проблемам.

Тут — все наоборот: ни детей, ни нынешних их педагогов из приютов, будто речь не о детях, а о госсобственности. На суде не раз звучало: эти дети государственные. Видимо, предполагается, что государство может делать с ними что захочет, не считаясь ни с их потребностями, ни с мнением специалистов. Была на процессе специалист из Центра развития семейных форм воспитания — в году Федор проходил у них Школу приемного родителя, тогда и познакомились.

Сказала: ни за что бы не подумала, что именно с Каныгиным случится все это. Неравнодушный, активный, посещал все занятия.

Очень хвалила прежнюю главу козульской опеки, а около двух лет назад, когда та ушла на пенсию, все резко поменялось: специалистов центра звать перестали, методическая работа с приемными родителями прекратилась. Поговорил с инспектором Апонасович, давшей согласие на отобрание детей инспектору ПДН. Тезисы: забрать их надо было уже давно. За помощью в опеку Каныгин не обращался, потому ему ее и не оказывали.

В приютах детям хорошо. В найденных для них семьях им будет гораздо лучше, чем у Каныгина. Привязанность к приемным родителям у них отсутствует. Говорю, что диагностика привязанности — компетенция высококвалифицированных психологов, поэтому вопрос очень спорный, на что Апонасович почти кричит: очень плохо, что я защищаю насильника, а она — специалист грамотный и начальника своего устраивает видимо, теперь это тоже критерий профессионализма.

Еще деталь: в июне в минобр края поступило подписанное 11 приемными родителями письмо — жалоба на хамское отношение к ним Апонасович. Из министерства приехали, проверили, отписали… А при личной встрече сказали: работать больше некому, так что вы держитесь тут. Может, есть негласный заказ пополнять детдома и приюты? Но это невыгодно и экономически ребенок в детдоме для государства в разы дороже, чем выплаты на него приемной семье , и в плане перспектив: выпускники детдомов для государства гораздо большая обуза, чем дети из приемных семей.

Думаю, все проще: нездоровая подозрительность местных чиновниц, особенности их мировосприятия примат второстепенного над существенным , плюс простая человеческая обида со слов подписавших письмо, в опеке им пообещали, что детей заберут и у них. Через четыре дня после суда я обследовал летнего воспитанника этой семьи.

Положительное эмоциональное отношение к обоим родителям и к семье в целом — налицо. Так что словам чиновников об отсутствии привязанности у младших детей к приемным родителям веры нет. Что теперь делать? Предлагаю следующее то же говорил на суде. Обнаружив для Федора с женой и для всего российского общества свою позицию относительно шлепанья детей в отечественных семьях, государству, если оно намерено действовать в интересах этих конкретных детей, а не прокуроров и сотрудниц опеки, логично будет вернуть детей обратно в семью.

И уже потом проводить обследования, изучать риски и ресурсы семьи, думать, как быть дальше. Кроме того, теперь-то властям всех уровней пора всерьез озадачиться отбором и подготовкой работников опеки, особенно формированием у них психологических компетенций, без которых их забота о детях нередко всем выходит боком.

Государство и закон должны служить интересам ребенка. Иначе грош им цена. У нас наоборот: интересы детей легко приносятся в жертву государственной машине. Сюжеты Часовые ада Органы опеки забирают детей из благополучных семей за шлепок по попе.

За что могут забрать ребенка органы опеки: причины, порядок, последствия

Сотрудники органов опеки могут прийти с проверкой в дом, где проживают несовершеннолетние, если они получили сообщение об угрозе для жизни и здоровья детей. Например, соседи рассказали, что из квартиры несколько часов подряд доносились истошные крики. Или воспитательница детского сада обнаружила подозрительные синяки на теле ребенка. Или врачу в больнице показалось, что малыш слишком тощий.

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник.

В России много историй о том, как органы опеки забирают детей. Иногда причины кажутся сомнительными: неубранная квартира или отсутствие документов у ребёнка, вышедшего на прогулку с бабушкой, вряд ли должны быть поводом немедленно изымать его из семьи. Разбираемся, в каких случаях к вам может прийти опека и что с этим делать. Основанием в таком случае будет статья 77 Семейного кодекса — она позволяет изъять ребёнка из семьи немедленно например, из школы или с детской площадки — такие случаи были. Сообщить о нарушении прав ребёнка может любой человек в том числе и сам ребёнок , а дошкольные и общеобразовательные заведения имеют право подать иск об ограничении родительских прав.

Часовые ада

У каких родителей можно забрать ребенка и почему? Просто так ребенка из семьи забрать нельзя. Поэтому если органы опеки и попечительства получают информацию о том, что ребенку угрожает опасность, то они, соответственно, имеют право прийти, оформить соответствующий акт и забрать ребенка из семьи. Это все. Дальше, что называется, дело отдается на откуп правоприменителя. Немедленное отобрание оформляется актом органа исполнительной власти, в Москве это решается на уровне района, глава муниципального образования выносит соответствующий акт. Чиновники обязаны уведомить прокурора и после этого поместить ребенка в соответствующее учреждение, где он будет временно находиться, и после этого обязаны сразу же выйти в суд с ходатайством о лишении родительских прав или об ограничении родительских прав. Что касается, например, скандинавских стран, там механизм настолько драконовский, что ребенка могут забрать только на том основании, что он в садике или в школе заявил, что суп недосоленный или пересоленный или что родители при нем ругались матом.

В каких случаях органы опеки лишают родителей детей

В следующем году в России суды могут получить право изымать детей из семей в срочном порядке - в случае угроз ы жизни. Поправки сенатора Андрея Клишаса и депутата Павла Крашенинникова в Госд уме надеются принять до конца года. Депутаты обещают защитить детей от опасностей и бюрократической волокиты. Но общественники и РПЦ выступили резко против, опасаясь произвола судов и опеки.

В Кировской области органы опеки изъяли у матери-одиночки ребенка после заявления школьной администрации: мальчик пожаловался, что его шлепали ладонью и били ремнем. В России это не первый случай — ведомство вправе отобрать ребенка у родителей в случае угрозы его жизни и здоровью.

Дети — будущее страны, забота о них одна из приоритетных задач Российский Федерации. Но не каждый родитель учитывает предписания к содержанию и воспитанию детей, предусмотренные законом. Сложившаяся практика детского воспитания, несоответствующая государственной семейной политике, может повлиять на решение органов опеки забрать ребенка из семьи. Руководствуясь кодексом Российской Федерации статьей N 77 , единственной весомой причиной безотлагательного изъятия детей из семьи органами опеки является угроза их жизни и здоровью.

«Лучше забрать живого ребёнка, чем труп»: как и почему органы опеки изымают детей

В мае года домой к летней матери-одиночке Ирине Байковой из алтайского села Соколово пришли несколько женщин. Визитёрши представились сотрудницами опеки и поинтересовались, почему её старшая дочь не ходит в школу. Так для Ирины Байковой началась война с органами опеки. В феврале года она смогла доказать в суде, что опека изъяла трёх её дочерей незаконно.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Может ли отец забрать ребёнка?

.

Госдума позволит изымать детей из семей за сутки. Почему идея вызвала волну критики

.

В России каждый год из семей органы опеки забирают тысячи детей. Детей забрали за несколько дней. вспомнили про многодетную семью только из-за смерти матери. Но изъять детей могут из любой.

.

Что делать, если за детьми пришли органы опеки

.

У меня отбирают ребёнка. Как доказать, что я нормальный родитель?

.

.

.

.

.

Комментариев: 4
  1. Валентин

    Сердцами людскими скользит.

  2. Велимир

    Вся информация полезная, но пожалуйста, ссылайтесь на конкретные статьи! Спасибо

  3. Арефий

    vasya vasyanчеловек злоупотребляет правами своего подзащитного

  4. Павел

    Надо ЛИШАТЬ пенсий алкашей,наркотов,а так же ЛИШАТЬ высоких пенсий ВСЕХ инвалидов которые получили инвалидность в следствии того что они бухали,наркоманили и вели Не правильный образ жизни.У нас миллиарды освободятся и их направить на пенсии тех кто ЗАРАБОТАЛ.

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

© 2018-2021 Юридическая консультация.